ГОРЯЧИЕ АНОНСЫ И КОММЕНТАРИИ
воскресенье, 22 апреля 2018
  • Может быть где-то в другом измерении…

    Страшно и больно, когда из записной книжки мобильного телефона удаляешь номер человека не потому, что поссорился с ним, а потому, что его больше нет. Совсем. Нигде
    Может быть где-то в другом измерении…

    Помнится, отмечали мы с коллегами какой-то праздник. Посидели сначала в редакции. Дастархан был богатым, веселья много. Арбуз мы не доели. Не то чтоб он был огромным, просто уже не влазил в нас. Но души большинства требовали продолжения банкета, расходиться не хотелось, а злой охранник в десятый пытался выгнать нас из нашего же рабочего помещения, где мы проводили времени гораздо больше, чем дома.

     

    И мы поехали в кафе – к какому-то нашему рекламодателю, который когда-то соглашался на бартер. Ну то есть мы сидим у него сколько влезет, а потом отбиваемся рекламой в газете. Оставшуюся половину арбуза решили забрать с собой и благополучно доесть его в кафе. Транспортировать такой ценный груз доверили ведущему спортивной рубрики Сереге. Ноша-то тяжелая, да и «хрупкая». А Серега высоченный, крепкий и сильный, спортсмен. Перед тем, как вызвать такси, заботливо уложили половину арбуза на стеклянное блюдо, кем-то давно принесенное, наверное, от бабушки. То есть блюдо было древнее – примерно середины двадцатого века. Большого диаметра, прозрачное, на трех маленьких ножках. Если мне не изменяет память. Блюдо с половиной арбуза запихали в пакет-«маечку».

     

    В кафе веселье поугасло. Больше хотелось не кушать, а спать. На часах было часа три ночи. Похолодало, и мы подмерзли. Кроме нас посетителей не было, поэтому ничто не мешало узреть камин, горящий возле дальней стены огромного темного зала. Серега ушел к нему греться. Сидел в кресле, заодно и дремал. Потом вернулся и стал жаловаться, что камин вообще не греет. Кто-то из нашей компании пошел с ним смотреть, в чем дело. Оказалось, камин не настоящий – имитация, просто типа светильника.

     

    К арбузу мы не притронулись. Было решено забрать его домой. Брать никто не хотел. Вместе решили, что арбуз поедет домой к Сереге и там будет съеден его семьей. «А блюдо привези в понедельник на работу», - дали мы наказ Сереге. Это было в ночь с пятницы на субботу. Вернее, уже ранним субботним утром, как вы понимаете. Серега аккуратно, как хрустальную вазу, вынес пакет с арбузом из кафе и так же аккуратно погрузился в такси. «Эх, блин, не довезет», - сказал кто-то из нас, по-моему самый трезвый.

     

    В понедельник на работе мы, волнуясь, ждали Серегу. Всем было интересно – разбил ли он по пути «бабушкино» стеклянное блюдо. Основная часть из нас работала с раннего утра, а Серега как спортивный журналист приходил попозже – к назначенному часу, когда версталась его полоса. И вот – заходит он: двухметровый и сильный, с длинными руками. Бережно несет в пакете вымытое блюдо. Наши вопли было слышно всему этажу: «Донёс!!!» Серега сказал, что арбуз был вкусный. И поставил пакет с блюдом на пол в уголок комнаты, подальше от всех, чтобы не задели и не разбили. Но силищу богатырскую не рассчитал. Кокнул блюдо об пол. Мы только услышали жалобный хруст. Надо было видеть наши глаза и слышать эту звенящую тишину. А потом этаж сотрясался от хохота.

     

    Не знаю, почему, но вспоминается именно эта история. Хотя их, смешных и не очень, было немало за годы совместной работы.

     

    Потом судьба разбросала нас по разным редакциям. А кого-то вообще в места, не связанные с прессой.

    * * *

     

    А несколько месяцев назад случайно встретившийся бывший коллега сказал грустно: «Про Серегу знаешь? Он в реанимации. Я вчера услышал от знакомого…» Я не знала. Сереги давно не было на связи. Хотя раньше мы периодически созванивались по журналистским делам или переписывались в «агенте». Я еще подумала, что как-то странно, что он пропал, но мало ли какие у человека дела. «Давай сходим к нему в больницу, - продолжал коллега. – Сказали, что у Сереги рак четвертой стадии».

     

    Я нашла знакомого в реанимации, он сказал, в какую палату какого отделения перевели Серегу. И мы пошли.

     

    Долго не могли пробиться в отделение. «У вашего Сергея посетители, ждите», - услышали от дежурной на первом этаже. Мы ждали. От Сереги никто не выходил, а дозвониться до него мы не могли – номер был отключен. Пару раз пытались наврать дежурной, что идем в другую палату, но она запомнила фамилию Сереги и разворачивала нас обратно, ни на секунду не теряя бдительность. Один раз мой коллега почти что уже пронырнул за спиной этой грозной тетки, пока она отвлекалась на других посетителей, но стал надевать бахилы – за этим занятием и был пойман и выдворен обратно. Со стороны за его движениями наблюдал охранник. Подошел ко мне и сказал что-то вроде: «Не умеет ваш друг врать. Подождите. Попадете вы к своему Сереге». На что я ответила: «Он очень тяжелый, понимаете? Мы дозвониться до него не можем. А если у него в палате посетители будут сидеть еще неизвестно сколько? Нам хотя бы на минуточку…» Судя по всему, охранник знал Серегу. Его многие в городе знали. На экране телевизоров видели, и в газетах его статьи читали, и по радио раньше слышали. А может просто добрый человек попался. Глазами показал нам, куда пойти, минуя дежурную.

     

    Палату на втором этаже мы нашли сразу. «Иди ты первый, - сказала я коллеге. – Ты все-таки парень. Вдруг там что-то такое, чего Серега будет стесняться». Коллега зашел. Почти тут же из палаты вышел парень, как потом оказалось – двоюродный брат. И тут же в дверях показался коллега: «Заходи».

     

    Серега лежал на кровати – худой и желтый. Его голос был очень слабым. Мне показалось, что это всё… Он рассказал, что был здоров как бык, а несколько месяцев назад вдруг обнаружилась язва желудка. Лечил язву – нашли рак. Оперироваться дома побоялся – полетел в Москву. Там все вырезали, быстро восстановился и вернулся домой. Вроде все было нормально. А потом - спаечная непроходимость и реанимация.

    - За два месяца я превратился в калошу, - сказал Серега. – От родителей скрываем, им за 80, они этого не переживут. Говорим, что я в командировке. И от младшей дочки скрываем, а то проболтается. В больницу приходят жена, сын, брат и несколько друзей. Сестра из Москвы прилетела.

     

    - Обезболивающие колют? – спросила я.

    - Да, но я стараюсь терпеть, к ним тоже нельзя привыкать.

    - Какой прогноз врачи дают?

    - Они сделали все что могли. Теперь надежда только на Бога.

    - Кого хочешь увидеть? Сказать кому-нибудь о том, что ты тут?

    - Нет, никому не надо говорить. Не хочу.

    Уходя, наш коллега дал Сереге резиновый мячик-тренажер, который можно сжимать в кулаке.

    - Серега, это тебе – руки качать. Занимайся.

     

    * * *

    …Мы молча вышли из палаты. Отошли на несколько шагов.

    - Мне кажется, он выкарабкается, - сказал коллега, но чувствовалось, что он не верит в то, что говорит. Я промолчала. Слишком худым и желтым был Серега. Слишком слабым был его голос. Господи, хоть бы я ошибалась…

    В тот вечер мы стали общаться в «вайбере» - в больнице Серега дал мне свой новый, мало кому известный, номер. Писала, а слезы сами лились ручьем.

     

    Я была у него еще один раз, через несколько дней. Принесла по его просьбе свежую прессу и шоколадку для медсестры. Серега сказал, что уже может кушать не только протертую пищу, вставать и даже ходить до перевязочной и туалета. Лежа, он начал смотреть фотографии на принесенном мною планшете. Удивился, как же выросли мои дети. Через несколько минут его худющая рука, держащая планшет, дрогнула. «Устал, не могу больше», - тихо сказал он.

     

    Больше мы не виделись: то я уезжала из города, то его собрались выписывать. Созваниваться тоже не получалось – Сереге было трудно говорить. Мы могли только переписываться. С перерывами, отрывисто, по несколько слов он писал: «Чувствую себя не очень. Но домой охота… Завтра, может, выпишут… Аппетит есть, но много кушать нельзя… Анализы нормальные… Но из-за давления не хожу, голова сильно кружится… Так что опять лежу как калоша… Устал лежать». «Потерпи, все наладится, полежать тоже надо… Все проходит – и это пройдет…», - отвечала я. «Этим и живу», - получила в ответ.

     

    ...На мой вопрос, выписали ли его, он ответил «да». На том и прервалась наша переписка. А через несколько дней его не стало. Ему было 49 лет.

     

    Я не удаляю его номер телефона. На фото в «вайбере» Серега, как прежде, - жизнерадостный мускулистый мужчина в самом расцвете сил. И нашу переписку не удаляю. Пусть будет. Как будто Серега где-то есть – может, в другом городе, другой стране, другом измерении, но есть.

     

    Пока не добавлено ни одного комментария. Станьте первым!
    Оставьте свой комментарий:
    Имя
    Email (не обязательно)*
    Комментарий
    Сохранить
    *Если Вы укажете почтовый ящик, Вы сможете получить на него подтверждение комментария, а также следить за другими комментариями к этой статье.
  • Школа танцев и вокала «Движение»
    Школа танцев и вокала «Движение»
    289
    0
    Танцевальное искусство
    Это нужно не мертвым это нужно живым
    Это нужно не мертвым это нужно живым
    373
    0
    Для эвакуации с балкона использовалась автолестница и «куб жизни»
    Для эвакуации с балкона использовалась автолестница и «куб жизни»
    267
    0
    Курск
    Курянка Софья Одинцова завоевала титул «1-я Юная Краса России 2018»
    Курянка Софья Одинцова завоевала титул «1-я Юная Краса России 2018»
    1027
    0
    SuperModels
    Блогер Мария Таранова «глазами» подводной лодки
    Блогер Мария Таранова «глазами» подводной лодки
    664
    8
    Александр БРЫКСИН: «Необходимо вернуть былой престиж рабочим профессиям»
    Александр БРЫКСИН: «Необходимо вернуть былой престиж рабочим профессиям»
    6762
    0
    Законодательство
    Ася ДОВГАЯ: «В Курске мои границы начинаются!»
    Ася ДОВГАЯ: «В Курске мои границы начинаются!»
    1206
    1
    Торжество света, звука и образа под Куполом Курского цирка
    Торжество света, звука и образа под Куполом Курского цирка
    405
    0
    Цирковое искусство
    Самое заветное желание
    Самое заветное желание
    1154
    8
    Светлана ЕГОРОВА: «Метадон – быть или не быть?»
    Светлана ЕГОРОВА: «Метадон – быть или не быть?»
    631
    0
    Память зрению неподвластна
    Память зрению неподвластна
    280
    0
    «Там, за нашей спиной - Курск, к нему рвется враг»
    «Там, за нашей спиной - Курск, к нему рвется враг»
    1339
    2
    Начинается земля, как известно, от Кремля...
    Начинается земля, как известно, от Кремля...
    788
    0
    Блогер Олеся Малышкина о том, что мешает женщинам самореализоваться?
    Блогер Олеся Малышкина о том, что мешает женщинам самореализоваться?
    1063
    0
    Людмила ШАШЕНКОВА: Принцип моей работы – внимание к каждой проблеме жителей
    Людмила ШАШЕНКОВА: Принцип моей работы – внимание к каждой проблеме жителей
    986
    0
    Персона
    Виталий КОРОЛЁВ: «Рыбалка: платная и бесплатная. Многие люди не знают закон «Об аквакультуре (рыбоводстве)»
    Виталий КОРОЛЁВ: «Рыбалка: платная и бесплатная. Многие люди не знают закон «Об аквакультуре (рыбоводстве)»
    4770
    8
    Аквакультура
    Мотоцикл «Урал» - мечта канадских байкеров
    Мотоцикл «Урал» - мечта канадских байкеров
    1158
    1
    Лариса САДИЛОВА: В сегодняшнем обществе победили мещане и жлобы
    Лариса САДИЛОВА: В сегодняшнем обществе победили мещане и жлобы
    4694
    1
    Кинематограф
    Танцуйте, и будьте счастливы!
    Танцуйте, и будьте счастливы!
    3982
    2
    Спортивные танцы
    Для эвакуации с балкона использовалась автолестница и «куб жизни»
    Для эвакуации с балкона использовалась автолестница и «куб жизни»
    267
    0
    Курск
    Юные журналисты поблагодарили депутата Шашенкову
    Юные журналисты поблагодарили депутата Шашенкову
    302
    0
    Курск
    «Единая Россия» во всех регионах проводит дискуссии «Единая Россия. Направление 2026»
    «Единая Россия» во всех регионах проводит дискуссии «Единая Россия. Направление 2026»
    323
    0
    Регионы
    Людмила ШАШЕНКОВА: «Пасхальные куличи - символ возрождения жизни»
    Людмила ШАШЕНКОВА: «Пасхальные куличи - символ возрождения жизни»
    340
    0
    Курск
    28 марта - День траура
    28 марта - День траура
    419
    0
    Кемерово
    Блогер Элеонора Казначеева о главной аскезе каждой женщины
    Блогер Элеонора Казначеева о главной аскезе каждой женщины
    847
    1
    Семейный бюджет - управлять или пустить на самотёк?
    Семейный бюджет - управлять или пустить на самотёк?
    2392
    2
    Ирина МОСКВИТИНА: Логопед- это трудно! Логопед- это нудно! Логопед- это долго!
    Ирина МОСКВИТИНА: Логопед- это трудно! Логопед- это нудно! Логопед- это долго!
    3363
    0
    Здравоохранение
    Турчак подвел итоги участия партии в президентских выборах
    Турчак подвел итоги участия партии в президентских выборах
    448
    0
    Выборы 2018
    «Кандидат в золотом», или Бегство от закона
    «Кандидат в золотом», или Бегство от закона
    493
    0
    Персона
    В Курске стартовал квест «18 мгновений весны»
    В Курске стартовал квест «18 мгновений весны»
    537
    0
    Культура региона
    Любовь ЧУБУКОВА: ВИЧ? Смертельное заболевание? Думаете, вас это не коснется? Я тоже так думала...
    Любовь ЧУБУКОВА: ВИЧ? Смертельное заболевание? Думаете, вас это не коснется? Я тоже так думала...
    5258
    20
    Блогер Анна Пронская: «Всё изменилось, когда я стала мамой»
    Блогер Анна Пронская: «Всё изменилось, когда я стала мамой»
    3282
    0